ТИЗЕР
КАРТА
БИЛЕТЫ
О ВЫСТАВКЕ
КОНТАКТЫ
БЫВАЮТ
СТРАННЫЕ
СБЛИЖЕНЬЯ...
#САМСЕБЕМАРТЕН
9 НОЯБРЯ 2021 — 6 ФЕВРАЛЯ 2022
Главное здание — Волхонка, 12
Выставка «Бывают странные сближенья...» обращается к вашему глазу, воображению
и интерпретациям, чтобы стать игрой для всех чувств и пространством открытий
На выставке не будет привычных этикеток, дающих зрителю четкое понимание, какое место отводится тому или иному произведению в истории искусства, куратор предлагает опираться прежде всего на собственные впечатления.
Художники мыслят визуально и черпают вдохновение в мировом искусстве. Они нередко отдают предпочтение нетипичным произведениям и любят неожиданности.
Как и здесь, их выбор часто противоречит логике и категориям истории искусства.

Произведения искусства организованы по главам, выстраивающимся в единую
последовательность, где каждый экспонат обусловлен предыдущим и предвосхищает
последующий. Цель этой новаторской художественной прогулки — доставить удовольствие и способствовать получению знаний.

КАРТА
РАЗДЕЛЫ
ОТ ПОТАЕННОГО ОБРАЗА К ДВОЙНОМУ
(01)
История искусства долго обходила стороной вопрос о сознательно заложенной художниками двусмысленности изображений, считая его анекдотическим, ненаучным и недостаточно серьезным. На «Пейзаже с большим деревом» Якоба ван Геела две ветви фантазийного дерева заканчиваются карикатурными профилями, в то время как третья имеет форму длинного птичьего клюва. Треугольник отверстий, напоминающий два глаза и рот, лежит в основе композиции палицы с Маркизских островов. Антропоморфные скалы — отголоски анимизма — с XVII века становятся едва ли не клише. Скрытые образы появляются всюду, словно подмигивание художника, опознавательный знак, объединяющий творцов и любителей искусства. Цель всех этих разнообразных приемов — поддразнить зрителя и вовлечь его в совместную с художником игру, в поиск ловушек и скрытых изображений. Апофеозом этого стремления является обманка — жанр, сохранявшийся в живописи на протяжении всей эпохи доминирования натуралистической репрезентации и перспективы, с XV по XIX век. Маркус Ретц — мастер скульптур, формы которых воспринимаются по-разному в зависимости от ракурса.
Остродонный сосуд с изображением бога Бэса.
Египет. I век до н. э. — IV век н. э.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
Поль Гоген.
Фрукты. 1888.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
АНТИЧНАЯ СКУЛЬПТУРА. ОТ БЕЛОЙ К ПОЛИХРОМНОЙ
(02)
Белизна античной скульптуры — это мистификация длиной около пяти столетий, которая закрепилась в умах еще в эпоху Возрождения, а в XIX веке благодаря Иоганну Иоахиму Винкельману стала синонимом «высокого искусства». Проявлением этого культа «благородной простоты» стали коллекции гипсовых слепков, активно формировавшиеся в конце XIX столетия при музеях и университетах. Прекрасный пример — история создания Пушкинского музея. Влияние археологических открытий Ренессанса не ограничилось рождением мифологии белизны, оно закрепило мысль о том, что фрагменты статуй могут иметь эстетическую ценность. С другой стороны, автономность отдельных частей тела и их способность умножаться присущи различным мифологиям, достаточно вспомнить многоруких богов Востока или чудовищ Запада. И хотя современное искусство выстраивало себя как противоположность античной традиции, оно тоже несет отпечаток многих подобных мифологем.

Зал искусства Древней Греции ГМИИ им. А.С. Пушкина
ОТ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ К КОЛДУНЬЕ
(03)
Если составить статистику сюжетов картин в ГМИИ им. А.С. Пушкина или любом ином музея западного искусства, то помимо религиозных композиций чаще всего нам встретятся темы, связанные с любовью. Этих произведений так много, что из них можно составить последовательность картин и рисунков, представляющую различные этапы любовной истории по хронологии, немного на манер комикса. Учитывая очень малую долю женщин среди живописцев, приходится рассматривать этот вопрос в ракурсе доминирования мужчин, дававшим волю своим фантазиям. История начинается с приглашения на свидание, а свадьба становится логичным следствием любовной страсти. Изображения чинных пар в разных культурах создают обманчивое впечатление существовавшего от века равенства. Но красота и способность соблазнять вызывают страх и оборачиваются против женщин, которых могут обвинить в колдовстве и прелюбодеянии и предать наказанию. Впрочем, жестокость, с которой человек может относиться к себе подобным, не имеет гендерных ограничений.
Пьер-Нарцисс Герен.
Аврора и Кефал. 1811.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
От яблока к земному шару
(04)
В истории искусства изображение яблока превратилось в миф, то есть конструкт, цель которого — разъяснить настоящее конкретного общества в конкретный момент времени. Плод в руках Адама и Евы, предсказывающий горестную судьбу человечества, рифмуется с яблоком раздора. Но в то же время круглая форма яблока позволяет ассоциировать его с символом мироздания. Космос традиционно изображался в виде круга, поскольку человек может представить себе мир только в его конечности, а не как нечто бесконечное. Замкнутость круга на самом себе — это совершенный образ Вселенной. В Тибете «колесо сансары» является фундаментальной концепцией буддийской философии. Мандалы одновременно стремятся реализовать квадратуру круга и прояснить отношения между земными структурами и божественным миром. Круглую форму имеют трещотки и тамбурины шаманов народов Аляски и Сибири. Наше путешествие по изображениям мира и космоса, начавшееся с запретного плода, возвращается к христианской иконографии. Младенец Иисус тянется к протянутому матерью яблоку, что кажется предвосхищением образа Cпасителя мира: в этом иконографическом изводе Христос благословляет верующих, держа в руке сферу, символизирующую мироздание. От яблока Он пришел к земному шару.
Лукас Кранах Старший.
Грехопадение. 1527.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
Джампетрино (Джованни Педрини или Джан Пьетро Рицци).
Спаситель (Salvator Mundi). Первая половина XVI века.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
ОТ ЗЕРКАЛА
К ДВОЙНИКУ
(05)
Согласно Плинию Старшему, дочь гончара Бутада, стремясь запечатлеть образ любимого, обвела его тень — так был создан первый рисунок. Начиная с эпохи Возрождения зеркало входит в число обязательных атрибутов многочисленных сцен, изображающих женщину за туалетом. Однако эти сцены с зеркалом могут обернуться жестокой сатирой (Бернардо Строцци) или размышлениями о бренности жизни (Якопо Лигоцци). Зеркало не только позволяет представить одновременно две различных точки зрения, предвосхищая знаменитый прием Пикассо, но и служит инструментом нарушения восприятия пространства. Многие художники использовали мотив отражения в воде как способ добиться эффекта удвоения. На животе или на груди конголезских нкиси («фетиши с гвоздями»), могущественных духов, наводящих порчу, всегда имеется зеркало — символ их власти. Этим зеркалам вторят небольшие круглые окошки христианских реликвариев, сквозь которые можно увидеть останки святого. Но выйдем за пределы темы зеркала как такового. Сангина Питера ван Блумена с обратным оттиском завораживающе тавтологична: художник рисует самого себя. Так появляется тема близнецов и двойников.
Оборотной стороной меланхолической мечтательности романтического созерцания природы (Каспар Давид Фридрих), становится прозаизм алкогольного угара Гилберта и Джорджа.


Джулио Романо.
Дама за туалетом. Начало 1520-х.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
ЗА НАБЛЮДАТЕЛЕМ
НАБЛЮДАЮТ
(06)
Существующее в нашей культуре разграничение на одушевленное и неодушевленное безапелляционно относит артефакты, созданные человеком, к вещам, лишенным собственной жизни. Однако во многих культурах не принято фотографироваться, потому что при помощи снимка его обладатель получает возможность воздействовать на изображенного человека. Многие мастера древности считали, что в момент изображения глаз портрет оживает. На гравюре Смита по оригиналу Аннибале Караччи изображен смеющийся человек, в шевелюре которого сидящая на его плече обезьянка ищет вшей. Подпись гласит: «Нас трое», подспудно приравнивая зрителя к обезьяне.
Чтобы изображение существовало, необходим зритель. Таким образом к любому портрету можно было бы добавить подпись «Нас двое», так как он всегда является результатом более или менее удачного взаимодействия портретируемого и зрителя. Находясь в одиночестве перед картиной, зритель ощущает обращенный на себя взгляд, ощущает вовлечение в эмоциональные отношения, чувствует, что эта игра взглядов касается и его.


Боевой шлем. Тлинкиты, США, Русская Америка. До 1844. Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург
Кес ван Донген.
Испанка. 1911.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
ОТ ЮНОСТИ
К СТАРОСТИ
(07)
Раз музеи обожают хронологию, структурирующую их экспозиции, зачем принимать во внимание исключительно дату создания произведения, а не возраст того, кто на нем изображен? Данный прием ближе к антропологии, нежели истории искусства, и показывает, что эта социальная наука занимает все более важное место в музеях. Примерно на двадцати произведениях мы попытаемся показать весь жизненный путь человека: от материнской утробы до немощной старости. C древнейших времен младенцев пеленали так туго, что практически лишали свободы движений. В соответствии с традицией с самого нежного возраста ребенку надлежало выполнять роль «маленького взрослого». Тема возраста часто имеет и символическое прочтение напоминая о тщетности бытия и быстротечности земной жизни. В конце данного раздела жизненный цикл возвращается к детству: старик на рисунке Фредерика Сустриса опирается на детские ходунки, чтобы шаткой походкой продолжать движение.
Йозеф Гауцингер.
Старушка в окне. После 1769.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
От ГОРИЗОНТА
К ПТИЧЬЕМУ ПОЛЕТУ
(08)
Начиная с Возрождения живопись воспринималась как окно, через которое, согласно определению Альберти, можно видеть реальный мир, а художники вписывали мир в раму этого окна, старательно выстраивая композицию. В Европе пейзаж в вертикальном формате встречается крайне редко, однако в Китае он, наоборот, в норме вещей, что обусловлено использованием свитков.
Законы перспективы требуют определить на картинной плоскости точку схода. Коллекция музея позволяет составить целую серию изображений с постепенно поднимающейся точкой зрения, от линии горизонта до вертикального взгляда сверху вниз — кодифицированной формой последнего становятся карта и план. Подобные виды с высоты птичьего полета распространены во многих культурах. В различных формах шаманизма человек наделяется качествами птиц.
Начавшаяся в конце XIX века децентрализация кадрирования не была вызвана появлением фотографии, которая следовала живописной композиции, но стала результатом смены парадигмы у художников, стремившихся создать впечатление спонтанного, непредвзятого взгляда. Произошедшее в это же время знакомство с японской гравюрой, ее плоскостностью и эффектами децентрализации, утвердило европейцев в их поисках. Возникает поэзия детали, ради которой живописцы могут без колебаний выделить отдельный фрагмент, тем самым приобретающий большую значимость.

Александр Родченко.
Девушка с «Лейкой» (Портрет фоторепортера Евгении Лемберг). 1934.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
Утагава Кунитэру I.
Сцена из пьесы кабуки на тему «Деревенского Гэндзи». Центральная часть триптиха. 1867.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
ОТ СКЛАДКИ
К ГЕОМЕТРИИ
(09)
В рисунке с Мадонной и Младенцем по оригиналу Рогира ван дер Вейдена художник сосредоточил все свое внимание на изображении складок одеяния, стремясь воссоздать их граненые формы. То же самое — в другом контексте — сделали в 1909 году Пабло Пикассо и Жорж Брак, разбив изображаемые предметы на грани, что получило название аналитического кубизма. Японская гравюра тоже не игнорирует красоту геометрии. Истоки кубизма восходят к Полю Сезанну, призывавшему трактовать природу «посредством шара, конуса, цилиндра». Все три названные Сезанном фигуры имеют криволинейные поверхности, тогда как куб, давший название кубизму, здесь не упомянут. Но в природе есть примеры и кубических форм — минерал флюорит. Формы картин Брака следуют теореме Сезанна, однако напоминают и изображения скал на православных иконах. Сведение фигур к простым формам крайне занимало Луку Камбьязо, одаривавшего своих персонажей кубами вместо голов. Квадратные головы встречаются не только у Камбьязо: можно вспомнить кукол плодородия народа фанти в Гане. Сетки Франсуа Морелле находят неожиданные аналогии в декоративных панно арабо-исламского мира или в рисунке погребальных пелен. Тибетская мандала, воплощающая квадратуру круга, вводит в наше повествование фигуру креста — символ, доминировавший в ментальных схемах христианской культуры.
Лука Камбьязо.
Снятие с креста. Середина 1570-х.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
Жорж Брак.
Замок Ла Рош Гюйон. 1909.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
ОТ «ЧЕРНОГО
КВАДРАТА» К
ТАШИЗМУ. ДВЕ
ШКОЛЫ

(10)
Парижский журнал «Les Hommes du Jour» в 1920 году опубликовал разворот с заголовком «Две школы», где были воспроизведены друг напротив друга две Святые Девы — Жана Огюста Доминика Энгра, сосредоточенная и благоговейная, и Франсиса Пикабиа, сведенная к чернильному пятну. В каждой шутке есть доля шутки, но это разграничение двух путей нового искусства на самом деле куда более нормативно, чем может показаться на первый взгляд. Сопоставление Энгра и Пикабиа можно интерпретировать как противопоставление старых мастеров и новых, а точнее классицизма и экспрессионизма. «Черный квадрат», несмотря на содержащийся в нем радикальный посыл, вписывается в живописную традицию и через работы Александра Родченко трансформируется в монохромию Ива Кляйна. Пятно, напротив, через Макса Эрнста и — вновь — Родченко приводит к экспрессивному жесту Жоржа Матьё, Сирага Кадзуо и Джексона Поллока.
Жан Огюст Доминик Энгр.
Мадонна перед чашей с причастием. 1841.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
ПЯТЬ ЧУВСТВ
(11)
Каждое из пяти чувств проиллюстрировано произведениями классического искусства, а работы современных художников позволяют испытать их физически.
Зрение представлено картиной Корнелиса Корнелиссена ван Харлема, на которой Кимон, увидев обнаженных Ифигению со служанкой, застыл, широко раскрыв глаза. Многие птицы и насекомые имеют характерный и рисунок в виде глаз на туловище или крыльях для защиты от хищников. Аллегориям музыки и изображениям музыкантов, символизирующими слух, в живописи несть числа, а «череп-психопомп» Эрика Нуссбикера, если его раскачать как маятник, наполняет зал музея своим свистом. Констатировав запрет на использование осязания в музеях, Марсель Дюшан с присущим ему юмором создает объекты рассчитанные на тактильное восприятие. предлагает сформулировать его с точностью наоборот и помещает соответствующую табличку рядом с поролоновой грудью. Поскольку состояние оригиналов ухудшается и сегодня для их экспонирования требуются защитные стекла или иные приспособления, Матьё Мерсье возвращает произведению его исконный смысл, создав предназначенную для использования копию. Изображения цветов часто становились аллегорией запаха, а бразилец Эрнесту Нету использует в своих произведениях настоящие специи. Обычно вкус остается пассивным в музеях, ведь правилами запрещено есть в залах. Но и натюрморты, и работы современных художников, предлагающих зрителям конфеты и леденцы, заставляют нас вспомнить об еще одном органе чувств.

Жан Рау.
Обоняние. Конец 1720-х — начало 1730-х.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
Эрнесту Нету.
Пиф. 1997–2006.
Предоставлено галереей Fortes D’Aloia & Gabriel, Сан-Паулу — Рио-де-Жанейро
ОТ ФИГУРНЫХ СКАЛ К АБСТРАКТНОЙ СКУЛЬПТУРЕ
(12)
В европейской пейзажной живописи формы скал, вносящих в ландшафт драматизм своей грубой мощью, часто усложняются отверстиями. Среди дикой природы с ее узловатыми деревьями и отвесными скалами пытаются проложить свой путь маленькие люди, пока еще не научившиеся полностью подчинять природу себе. В архитектурных фантазиях, наиболее совершенным примером которых является творчество Юбера Робера, проемы и арки отсылают к теме порога, перехода изнутри наружу. В отличие от Запада, где наличие пустот в объемах окаменелой массы никогда не учитывалось в полной мере, оно имело огромное значение в китайской культуре. Прихотливой формы гунши, или камни ученых, были распространены в интеллектуальных и артистических кругах Китая. Эти камни отсылают к ци, чистой энергии сил мироздания. Критерии оценки таких камней далеки от классической западной эстетики: ценятся не красота, но странность, необычность. Ставшие излюбленными мишенями карикатуристов большие отверстия скульптур Ханса Арпа отмечают принципиальный разрыв с классической статуарностью. Умение играть с пространствами, созданными внутри не поддающихся миметическому представлению форм, открыло новые пути для пластических искусств.
Клод Моне.
Скалы в Этрета. 1886.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
ОТ ВАКХАНАЛИИ ДО ТАВЕРНЫ
(13)
Возникнув из греческих Дионисий в честь бога вина и страсти, вакханалии стали частым явлением в живописи, начиная с эпохи Возрождения, поскольку этот сюжет позволял художникам, обходя религиозные запреты, изображать обнаженных и гедонистические сцены. Удивительно чувственна версия Рубенса, где пышнотелые сатирессы кормят грудью маленьких чудовищ. У Маньяско античный праздник приобретает черты эпоса. Приапические культы стали темой фантазий Кастильоне и в особенности Флемаля. В Азии выражением этого вида культа, связанного с плодородием, становится лингам. У Винкбонса и Дени античный миф приобретает социальное измерение, поскольку разворачивается в современности. На смену мифологическим вакханалиям приходит жанровая живопись — сцены в кабачках. Голландские художники начала XVII века, в пику хорошему вкусу итальянцев с его изяществом и элегантностью, а также из чувства своего рода прото-дадаистской провокации, избрали своей излюбленной темой тривиальное. В глубине кабачков нередко можно увидеть отошедших облегчиться пьянчуг. Еще смелее оказались японцы с легендой о сильнейших газах, сметавших все на своем пути и в конечном счете вызвавших целую череду катаклизмов.
Пабло Руис Пикассо.
Портрет поэта Сабартеса (Кружка пива). 1901.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
Питер Паувел Рубенс. Вакханалия. Около 1615.
ГМИИ им. А.С. Пушкина
КУРАТОР
ЖАН-ЮБЕР МАРТЕН
Выдающийся куратор с мировым именем. Бывший директор Центра Помпиду, он принимал участие в создании легендарной выставки «Москва — Париж».
Среди его самых знаменитых проектов — выставка «Маги земли» (1989), разрушившая традиционные представления о европейском и восточном искусстве.
ЭКСКУРСИИ МЕДИАТОРОВ
11 ноября
18:00–19:30
Выставка «Бывают странные сближения…», куратором которой выступил блистательный Жан-Юбер Мартен, намеренно сбивает привычный ракурс восприятия искусства в стенах музея, так как больше напоминает собрание кабинета редкостей, чем классическую экспозицию, выстроенную по хронологии и географическому принципу.
Зрителей приглашают включиться в игру, на время забыть то, что они знают об изобразительном искусстве, дистанцироваться от дискуссий внутри профессионального сообщества и внимать увиденному, искать открытым взглядом совпадения и пересечения. Обнаружение неслучайных соединений несочетаемого и взаимной обусловленности мира, – тот новый опыт, который приобретет зритель этой выставки.
На экскурсиях участники
пройдут со зрителями по экспозиции, будут перенастраивать свою оптику взгляда на искусство, делать открытия и обмениваться впечатлениями.
Экскурсию ведет Лариса Крупина
18 ноября
18:00–19:30
19:00–20:30
Экскурсию ведет Марина Шакурова
Экскурсию ведет Наталья Панкратова
20 ноября
11:30–13:00
15:00–16:30
Экскурсию ведет Лариса Саркисян
Экскурсию ведет Наталия Тихомирова
21 ноября
12:00–13:30
15:00–16:30
Экскурсию ведет Анна Чаплыгина
Экскурсию ведет Наталия Тихомирова
23 ноября
18:00–19:30
Экскурсию ведет Лариса Саркисян
24 ноября
17:00–18:30
Экскурсию ведет Лариса Крупина
25 ноября
18:30–20:00
Экскурсию ведет Марина Шакурова
27 ноября
15:00–16:30
17:00–18:30
Экскурсию ведет Наталия Тихомирова
Экскурсию ведет Марина Шакурова
28 ноября
12:00–13:30
Экскурсию ведет Анна Чаплыгина
30 ноября
18:30–20:00
Экскурсию ведет Лариса Саркисян
Сбор экскурсий около Розовой лестницы. Количество мест в экскурсионной группе – 12 человек.
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ
Vk
Ok
Стоимость билета на выставку:
• 600 рублей – полная;
• 300 рублей –
• Бесплатно – для детей до 6 лет включительно и